Дети и родители. Как мелкие конфликты могут привести к наркомании

Перевод с английского статьи: «It Would Never Happen To Us», автор Барбара Кошар. В статье автор описывает события, случившиеся в Калифорнии, США, но история применима к любому российскому городу.

Родителям стоит быть особо внимательным к своим детям подросткового возраста и при первых намеках на употребление наркотиков обриться к специалисту в специализированной клинике. Например, клиника Маршака работает с любыми формами наркомании и имеет опыт более 17 лет реабилитации больных с наркозависимостью. Подробнее про лечение наркомании здесь.

С нами этого никогда не произойдет

Был жаркий июньский день. Счастливые лица юношей и девушек посматривали на меня со страниц местной газеты. Ежедневно там помещали информацию о выпускниках школы, которые преуспели в учёбе, спорте, общественных делах. Я с большим интересом рассматривала фотографии и читала статьи об их достижениях. Всегда радостно видеть проблески надежды сквозь ежедневные трагедии. Но на душе было тяжело. Я погрузилась в раздумья. Когда-то я нарисовала себе идеальный портрет моего собственного ребёнка, который, к сожалению, померк в суровой действительности.

«Яркая, красивая, энергичная…». Да, она могла бы быть такой, если бы не оступилась. Сначала всё выглядело как небольшой протест, желание самоутвердиться.

Свою первую сигарету она выкурила возле церкви, а пить пиво начала в старших классах. Я считала, что такое может случиться с чьей угодно дочерью, но не с моей. Но это случилось именно с нами.

Первые подозрения

У нас с мужем возникли первые подозрения год назад. Была весна. Яркая солнечная погода часто сменялась дождём. Я особенно люблю такие дни, когда дождь и солнце перемешиваются в весеннем воздухе. В один из таких дней в дверь постучали. Я открыла. На пороге стояла мама подруги моей дочери. Она была сильно встревожена. Её слова поразили меня как гром среди ясного неба. «Девочки опять прогуливают школу. Я думаю, они употребляют наркотики. Моя дочь отказалась пройти тест на наркозависимость».

У нас состоялся разговор с нашей молчаливой дочерью. Стоя возле раковины, она небрежно выпила второй стакан воды, видимо, надеясь тем самым «разбавить» результаты анализа. Саркастически она отвергала все обвинения. «Пойдём! Я пройду ваш тест прямо сейчас!».

Несколько месяцев мы отмечали в психологическом списке: враждебное настроение, снижение успеваемости, пропуски без уважительной причины, секретные телефонные звонки. Иногда мы подозревали самое худшее. Но объяснения были правдоподобными и мы надеялись, что всё обойдётся. Согласно статистике, 80 процентов старшеклассников американских школ пробовали алкоголь, а 5,1 млн. американцев в возрасте от 12 до 18 лет регулярно выпивают. Почему мы думали, что это не может случиться с нами?

Однажды после очередной ссоры наша дочь сбежала из дома. После 10 дней скитаний по Калифорнии она вернулась. На лицо были все признаки начальной стадии зависимости. Наши планы и надежды рухнули в один миг. Нам предстояла борьба. Алкоголь и наркотики могли захватить её в рабство на долгие годы. Я боялась за жизнь своей дочери.

Когда немного улеглось отчаяние и вопрос «за что мне это?» так и остался без ответа, я поняла, что мне предстоит выбирать между верой и страхом.

Своей беде мы противопоставили следующее:

Правда. Правда не позволяет фразе «дети есть дети» стать поводом для самоуспокоения. Статистика говорит, что предрасположенность к алкоголизму может передаваться по наследству, а у подростков, попробовавших алкоголь в 15 лет, в 4 раза больше шансов стать алкоголиками, чем у тех, кто попробовал алкоголь в 21.

Любовь. «Мы любим тебя, мы о тебе заботимся, но мы не потерпим такое поведение». Мы знаем, что Бог любит наше дитя больше нас и будет с нами всегда.

Молитва. Каждую ночь у постели моей девочки я молила Бога о её спасении. Наш священник и прихожане нашей церкви тоже просили Бога за мою дочь.

Поддержка. Учителя, наш семейный врач, полицейский департамент, общество анонимных алкоголиков предлагали нам свою помощь. Мы разговаривали, задавали вопросы и молились.

Последствия. В штате Вашингтон родители могут обратиться в суд с петицией. Нашей дочери предложили выбор: тюрьма или принудительное лечение. Мы решили, что она должна почувствовать, к чему приводит необдуманное поведение. Она провела некоторое время в тюрьме. Это было хорошим уроком.

Постепенно наша дочь начала выздоравливать. Она работает и ведёт трезвый образ жизни.

Я положила газету и посмотрела в окно. Вспомнился день, когда моя дочь впервые обратилась к Богу с просьбой дать ей силу и храбрость для борьбы. И я представила себе другой портрет. Те же золотистые волосы, та же озорная улыбка, но глаза светятся надеждой.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 144 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info собака bcwoman.ru